Астрономический портал www.galactic.name Українські легенди Астрономия
www.galactic.name
Tue, 24 Jan 2017
Multilanguage

Астрономам
Скачать
ФАЗА ЛУНЫ

Астрономический портал
"Имя Галактики" запущен в сентябре 2007 года. Его цель - популяризация астрономии в самом широком смысле.


Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования

Черные дыры и складки времени. Дерзкое наследие Эйнштейна



Огни в руинах (научная фантастика)

Вернуться к категории [ Научная фантастика ]

Роберт Шмидт

Огни в руинах

Этого момента я никогда не забуду. Я как раз откладывал книжку и тянулся к выключателю, чтобы погасить свет, когда зазвонил телефон. Краем глаза я глянул на стоящие рядом с кроватью часы: половина вто-рого ночи – поздновато для обычного разговора. Я поднял трубку, испытывая нарастающее напряжение, обычно сопровождающее меня в подобные моменты. Не успел я хоть что-то сказал, как в трубке раздался неизвестный мне мужской голос, говорящий в нос:

- Это доктор Пивовский? – прозвучал краткий вопрос, но даже эти несколько звуков позволили мне почувствовать в тоне абонента серьезную обеспокоенность.

- Да, это я. Чем могу помочь? – спросил я как можно более вежливо, чувствуя, что это не обычный зво-нок о медицинской помощи. Этот номер я своим пациентам не сообщал. Обычно они звонили на сотовый, в такое время попадая на автоответчик с функциями секретаря.

- Говорит подпоручик Адам Ястжембский из штаба Нижнесилезского округа, код Альфа-Альфа, - ус-лышал я в ответ. – Вы получили мобилизационное предписание, и вам необходимо немедленно прибыть в часть.

- Но я… - Честно говоря, он застал меня врасплох, и я даже не знал толком, что необходимо сказать. – Но как?

- Через несколько минут к вашему дому подъедет автомобиль без знаков различия. Возьмите с собой мобилизационный набор и ждите его у ворот.

- Есть, - пробормотал я в трубку, только никто уже этого не услышал. Мой собеседник отключился в момент произнесения последнего слова. Скорее всего, ему предстояло сделать еще кучу подобных звонков.

Я поднялся с кровати и провел рукой по лицу. Колючая однодневная щетина проблемой не была. В случае мобилизации на такую мелочь никто и внимания не обратит. Я натянул вытертые джинсы и взял из шкафа свежую рубашку. Потом, немножко подумав, я решил надеть удобные, разношенные высокие сапоги. Затем я вытащил лежащий в самой глубине шкафа рюкзак. Каждый из нас, покидая службу в специальных час-тях, получил точно такой же с одинаковым набором инструментов, лекарств и знаков отличия, необходимых в случае неожиданной мобилизации. Вообще-то я надеялся, что мне никогда не придется вынимать его, но, как получилось – ошибался. Я глянул на часы, с момента звонка прошло уже три минуты. У меня не было много времени на размышления. Я накинул куртку, приглаживая волосы, в последний раз поглядел на себя в зеркале и вышел в коридор, тихонько захлопывая за собой дверь.

Жил я на третьем этаже старого, оставшегося еще от немцев дома, которых полно в центре Вроцлава. Скрипящие ступеньки, еще помнящие времена позднего Бисмарка, вели меня на встречу с судьбой. Я инстинк-тивно пересчитал их, как будто желая запомнить их количество. Четыре пролета по девять ступенек и еще пять дополнительных при выходе из подъезда. Я открыл массивную дверь и осторожно прикрыл ее за собой, помня, как сильно может она удариться в коробку. На улице царила абсолютная тишина. В такое время город спал; нигде в окнах не было видно света. Я перешел на тротуар, обходя небольшой садик перед домом – чудо, крайне редко встречающееся теперь в наших городах, но насколько же скрашивающее урбанистическую пустыню.

Обещанного транспорта еще не было. Я остановился, прислушиваясь к звукам, доходящим с главной улицы, проходящей за школой, в которой я когда-то учился. Тишина способствовала размышлениям. До сих пор я не старался делать какие-либо домыслы относительно причин ночной тревоги. Просматривая вечерние новости, я как-то не заметил, чтобы в Европе или в мире произошло нечто ужасное. Но я каким-то образом по-нимал, что эта мобилизация – не простые учения, на которые время от времени меня вытаскивали, не позволяя сгнить в условиях гражданки. Никогда еще мне не приказывали брать на маневры мобилизационный набор. Эта мелкая, как не посмотри, подробность говорила о том, что произошло нечто серьезное. Хотя я усиленно копался в памяти, но не обнаружил ничего такого, что могло бы стать причиной вызова. После этого я решил не интерпретировать фактов слишком поспешно. Через пару десятков минут, как только я попаду в часть и попаду на совещание, то узнаю ответы на все вопросы. Вот только уверенность в этом не была настолько сильной, чтобы заглушить беспокойство, уже проклюнувшееся где-то на самом дне сознания. Беспокойство о том, что эта тревога уже последняя…

Вдали раздался протяжный скрежет колес ночного трамвая, тормозящего возле остановки у Пястовской Пивоварни. Знакомые звуки на какое-то время вырвали меня из задумчивости. И в самый подходящий момент. Через пару секунд из-за угла выехал оливковый фургончик и завернул на мою улицу. Я поднял рюкзак с тротуара, забросил его себе на плечо и еще раз глянул на темные окна квартиры. Сразу же после этого я решительным движением открыл дверку и вошел в наполовину заполненный автобус.

- Капитан Пивовский, Альфа-Альфа, - бросил я в сторону водителя и, не ожидая ответа, занял первое же свободное место. Мини-автобус тронулся еще до того, как я толком уселся. Секунду спустя через грязное стекло я в последний раз поглядел на улицу, где провел большую половину жизни.

Поездка длилась не долго. После меня в машину села только пара людей, проживавших ближе к цен-тру. Оба мобилизованных, точно как и я, доложились водителю и без слова заняли свободные места. Пользуясь этим моментом, я глянул в заднюю часть автобуса. Из присутствующих я не знал никого, что особенно меня и не удивило. Но потом до меня дошло, что во время поездки не слышно столь характерных тихих разговоров. Теперь я понял, почему. Все присутствующие сидели возле окон, всматриваясь в заснувший город, игнорируя таким образом остальных пассажиров. И в этом не было ничего странного. Я и сам в данный момент не имел охоты поболтать с кем-либо, но знал, что это пройдет. Что ни говори, человек существо стадное и лучше всего чувствует в компании себе подобных. А мы исключениями не были, нужно было лишь немного времени, чтобы приспособиться к новой ситуации. Наблюдая за пассажирами, я заметил еще одно: каждый из моих товарищей по поездке имел на груди желтую наклейку с идентификационным номером. Чертов склероз! Я вынул из боко-вого кармашка и свою карточку. На ней был написан код D-26.

Мы как раз переехали через Одру по Университетскому мосту, чтобы через пару минут езды по вы-мершим улицам добраться до вокзала, а потом, но теперь уже в конвое с несколькими другими автобусами, преодолеть раскопанную чуть ли не по всей длине, улицу Силезских Повстанцев. Нашей целью, как оказалось вскоре, была небольшая часть войск связи, помещающаяся рядом со зданием телецентра. Буквально в паре улиц отсюда я недавно провел вечер, провожая своего приятеля Анджея, который выезжал в Бристоль на серию лекций. Я глянул на часы и быстро вычислил, что на месте он должен быть уже добрых несколько часов. Помню, как он радовался, что на сей раз летит с женой и своими троими детьми. Он даже не знал, как ему повезло.

На территорию казарм мы въехали быстро и без помех. У ворот никто документов не проверял. Честно говоря, я даже часовых не видел. Микроавтобусы выстроились в линейку с правой стороны от плаца, находя-щегося сразу же за оградой из сетки, увенчанной клубками колючей проволоки. Они выплюнули свое содер-жимое, то есть нас, после чего исчезли в ядовитых испарениях газов стареньких дизелей, возвращаясь в город за следующей партией пассажиров.

Территорию части заполняли люди. Я заметил выставленные на другой стороне плаца автобусы, а пе-ред ними столы, за которыми регистрировали вновь прибывших. Увидав, какой из столов был обозначен бук-вой «D», я встал в не очень длинную очередь. Приглядываясь к стоящим здесь людям, я заметил, что кроме меня из нашего автобуса тут был только один человек – высокая брюнетка в свободной фланелевой рубашке и с густыми волосами, спадающими ниже лопаток. Девушка стояла за четыре человека передо мной, но узнал я ее именно по этим волосам, на которые обратил внимание, когда она выходила, протискиваясь мимо меня. Лично я, как обычно, вышел последним. Вот такая уж у меня привычка, сам даже не знаю, откуда.

Проверка продолжалась не более пяти минут, но мне, из-за повышенного содержания адреналина, по-казалось, что прошел целый час с того момента, как я поднял свой рюкзак с запыленного асфальта. Стресс на-чинал брать свое. В конце концов, пришла и моя очередь. Я положил перед дежурным офицером свой военный билет, а он – проверив данные и мимоходом глянув на мой идентификатор – отчеркнул меня в мобилизацион-ном списке. Документы мне отдали, прибавив к этому еще пояс с пистолетом, патроны и запечатанный конверт с тем же самым идентификационным номером, что был у меня на груди.

- Автобус D, - лаконично сообщил мне дежурный офицер, и это были единственные произнесенные им слова.

Он взял документы следующего солдата, я же прошел между столами, перекинув пояс с оружием через плечо, и направился к стоявшему довольно далеко темно-оливковому междугородному автобусу. На его заднем стекле кто-то криво приклеил листок картона с намалеванной буквой “D”. Я шел медленно, рассматриваясь по плацу. Как раз появилась новая группа микроавтобусов, и новая группа молчащих людей присоединилась к очередям. Тишина, порядок, профессионализм. Именно это отличало людей из специальных частей. Нас учили сдерживать эмоции в бою и немедленно выполнять приказы. Во время войны шанс выжить был только у дисциплинированных солдат, отсюда и отсутствие паники, столь типичной для частей срочной службы. Тем не менее, несмотря на подготовку, я испытывал нарастающее нервное напряжение. Что-то происходило, причем, очень крупное и серьезное, раз нас свезли сюда в таких количествах и в такой спешке. В данный момент на плаце находилось около двух взводов мобилизованных военнослужащих, а ведь мы были всего лишь маленьким звеном в долгой цепи военной машины. Самое же паршивое, что мне никак не удавалось дотумкать, зачем вообще объявили мобилизацию. Ведь Польша не была втянута в какой-либо вооруженный конфликт, во всяком случае, никто ни по радио, ни по телевидению об этом не говорил. В наши местные новости я особо и не верил, но буквально несколько часов назад смотрел сообщения CNN. Эта неделя была и вправду спокойной. Не произошло ничего такого, что могло бы вырвать людей из домашнего уюта и, без единого слова объяснений, внедрить их в армейские ряды. Эта тайна через пару минут тайной быть перестанет, тут уж я был уверен на все сто. Тем не менее, тянущееся ожидание объяснений, что ни говори, заставляло нервничать.

Сержант, стоящий у задней двери автобуса, проверил мой идентификатор. Он что-то отметил в списке, который держал в руках, и поворотом головы указал на ступени, ведущие внутрь темного прохода. Прежде чем войти в старенький «Ельч», я заметил, что тот же сержант срывает листок с заднего окна автобуса. Это могло означать, что я был последним, и именно это его действия и означали. Я занял единственное свободное место в последнем ряду, между похожим на Шварцнеггера десантником и девушкой из микроавтобуса. Вот теперь я уже мог спокойно присмотреться не только к ее волосам, но и к лицу. Девушка была красивой, даже очень кра-сивой. В каких-нибудь иных обстоятельствах она наверняка стала бы объектом внимания большинства пасса-жиров автобуса. Вот о ее фигуре, помимо того, что та была хорошо сложена, что я заметил во время ожидания в очереди, сказать можно было немного. Широкая рубашка, словно наилучший боевой камуфляж, скрывала все формы. Я улыбнулся девушке, но она улыбки не вернула. В ее глазах можно было увидать только страх. По-видимому, она принадлежала к числу самого младшего медицинского персонала, который тоже призывался в случае угрозы вооруженного конфликта. Если так оно и было, то нас ждала неслабая авантюра. Подумав об этом, я и сам перестал усмехаться.

Автобус тронулся сразу же, как только сержант вошел и захлопнул за собой двери. Тот прошел к пер-вым рядам сидений и передал свой список майору, который тут же поднялся со своего места сразу же за води-телем. Офицер быстро проверил список, а сержант за это же время пересчитал присутствующих. После этого он отдал коротенький рапорт и уселся на своем месте. Майор же встал на ступеньках у передней двери и взял в руку микрофон. Ну совершенно словно гид на экскурсиях, на которые я ездил еще ребенком. Пришло время объяснений, во всяком случае, я на это надеялся.

- Здорово, солдаты, - приветствовал он нас трубным гласом старого фронтовика, которым он и был, су-дя по количеству нашивок, привезенных, наверняка, с Балкан, а может и с Ближнего Востока. – Меня зовут майор Савицкий, и хотя и не являюсь вашим начальником, на время переезда в основную часть, вы остаетесь под моим командованием.

Он на мгновение снизил голос, скорее ради эффекта, чем по другим причинам, прекрасно чувствуя ца-рившее в забитом автобусе напряжение. А может он просто размышлял над тем, как получше передать нам смысл приказов?

- В мои обязанности входит информирование вас, ради какой цели вы все были мобилизованы, - сказал он наконец. – Это несколько сложно, поэтому представлю всю ситуацию в сокращенном виде. Если будут ка-кие-то вопросы, я отвечу на них после завершения объяснений. Понятно?

- Так точно, пан майор, - ответил ему хор голосов, к которому присоединился и я.

- Ладно, итак, начну с самого начала. Это не учения. Вы были мобилизованы в связи с событиями, имевшими место в нескольких регионах земного шара в течение последних трех часов. Пункт первый, ядерный конфликт на индийском субконтиненте. По данным разведки НАТО следует, что Индия и Пакистан произвели обоюдное атомное нападение на соседние города и расположения войск. У нас имеются сообщения о четырна-дцати взрывах мощностью от 300 килотонн до одной мегатонны. В настоящее время у нас уже имеются под-тверждения о полном уничтожении Дели, Бомбея, Карачи. Количество жертв пока что оценить невозможно, но мы считаем, что к настоящему времени погибло не менее 350 миллионов человек. Более того, эта война уже вызвала последствия и в других регионах. Китай атаковал Тайвань, но пока что оружие массового поражения здесь не применялось. Обострилась ситуация и на Ближнем Востоке, где в ближайшие часы, скорее всего, нач-нется массовое восстание арабов против Израиля. Индусская гекатомба, похоже, начала цепную реакцию. И вот тут мы приходим к сути дела. Правительство Польши уже давно ждало подходящего момента, когда глаза всего мира будут повернуты в другом направлении, чтобы вернуть захваченные земли матери-Родине. Уже несколько месяцев вооруженные силы размещались на нашей восточной границе под прикрытием маневров и перегруппировок, соответствующих ожиданиям наших союзников. В данный момент пресс-службы были информированы о нарушении границы Польши моторизованными украинскими соединениями. Понятное дело, это пропагандистский трюк. В рамках контрнаступления через полчаса наши отборные дивизии перейдут границу с Украиной и начнут операцию по освобождению священных мест нашей Отчизны. Более ста тысяч солдат, две тысячи танков и боевых машин, двести самолетов. Вся эта масса оборудования и войск должна раздавить сопротивление ничего не ожидающего врага. Польша вновь станет выдающейся европейской державой. Даст Бог, она снова будет распростираться от моря до моря.

В этом месте майор на мгновение замолчал и осмотрелся по автобусу. Не один я окаменел, слыша по-добные слова. Вообще-то, уже пару лет Украина перестала стремиться к участию в структурах объединенной Европы и все больше склонялась к связям со своим давним союзником, а точнее – оккупантом, как все называли Россию, но открытое нападение на это государство никак не умещалось у меня в голове. Я глянул направо. «Шварцнеггер» явно не разделял моего изумления. В его глазах рисовалось видимое даже в полутьме восхище-ние. Наверняка он уже видел себя в роли освободителя Львова и – кто знает – даже Киева. Зато сидящая слева черноволосая красавица впилась ногтями в мое предплечье, чего я до сих пор даже и не замечал. И пускай мне кто-нибудь скажет, будто женщины лишены интуиции. Я освободился от зажима девушки и поднял руку, чтобы задать вопрос, который наверняка родился во многих головах одновременно. Савицкий заметил меня и сказал:

- Успокойтесь, солдат, я еще не закончил. – Он взял в руку папку с бумагами и облизал запекшиеся гу-бы. – Это только общий эскиз ситуации. Подробности операции «Орлята» вы найдете в запечатанных конвер-тах, полученных вами на сборных пунктах. В них содержатся подробные приказы, которые наверняка отлича-ются, причем диаметрально, по всем позициям. Во всех этих документах имеется только одно общее: место, в котором вы будете служить Отчизне. Мы назвали его Бастионом, поскольку оно будет последним бастионом польской государственности, если планы командования по какой-то причине выполнены не будут. Как навер-няка уже заметило большинство присутствующих, мы покинули территорию города и направляемся к горе Шлензе, в свое время, месту святому. Большинство из вас также знает и то, что во время Второй мировой войны эту территорию немецкие войска использовали для производства оружия. В естественных пещерах, которыми изобилует гора, были пробиты километры штолен и коридоров, где пленные производили новые виды вооружения для Третьего Рейха. Большинство из этих коридоров не исследовано и до нынешнего времени, во всяком случае, официально. – Тут Савицкий загадочно усмехнулся, что не ушло моего внимания. – Так, по крайней мере, считало большая часть нашего общества. И это хорошо, поскольку уже пять лет военные рабо-тают над восстановлением имевшихся коммуникаций, их модернизацией и расширением. Достаточно сказать, что три месяца назад был отдан в эксплуатацию крупнейший комплекс укреплений, существующий в Европе, а может и во всем мире. Две тысячи солдат может провести в нем более трех лет, не выходя на поверхность. И я не должен добавлять, что вы имеете честь быть одними из выбранных для несения службы в Бастионе. Во славу Отчизны!

- Во славу Отчизны, - ответили ему пассажиры автобуса, но без запала, с которым майор произнес этот девиз.

Я снова поднял руку, чтобы все-таки задать мучавший меня вопрос. На сей раз Савицкий разрешающе кивнул.

- Пожалуйста, капитан Пивовский, слушаю.

- Насколько я понимаю, - начал я, осторожно подбирая слова, - генерал Пьентас принял во внимание, что Украина еще располагает несколькими десятками ядерных боеголовок, оставшимися от бывших стратеги-ческих сил СССР?

- Именно, - ответил на это полковник. – Потому-то вы и направляетесь в Бастион. Лично я не считаю, что Украина владеет ракетами, способными для перемещения этих боеголовок, что, собственно, и подтвержда-ют данные нашей разведки. Но генеральный штаб решил, что стоит предпринять все меры безопасности на случай ограниченной ядерной атаки, который кажется абсолютно невозможным в центре Европы. Последствия были бы трагическими для всех граничащих с Польшей стран, в том числе – и для самой Украины, если при-нять во внимание восточные ветры, дующие более трехсот дней в году. Не думаю, чтобы Киев был способен на ответную акцию в таком масштабе, причем – против страны, входящей в НАТО.

- А Россия? – спросил кто-то с первых сидений.

- Украина еще не подписала никаких конкретных пактов с конфедерацией России и Белоруссии, хотя уже и близка к этому. Впрочем, при обострившейся ситуации в Азии глаза Кремля будут обращены на Китай. Солдаты, эта война была тщательнейшим образом запланирована, и она завершится нашим успехом в течение ближайших дней.

- Четыре реформы, начиная с конца девяностых годов, тоже были тщательно распланированы, - бросил кто-то, - но как-то до нынешнего времени мы вынуждены расхлебывать их последствия. И конца края этому не видать.

Похоже, что это должно было прозвучать как шутка, но никто не рассмеялся. Савицкий грозно погля-дел на автора последних слов.

- Пан поручик, похоже, не разделяет мнения генерального штаба, - процедил он тоном живодера, кото-рый вот-вот возьмется за разделку пойманных собак.

- А не разделяет, - не смущаясь, ответил ему лысоватый тип, сидящий в третьем ряду, возле окна; те-перь мне было прекрасно видно, кто говорит. – Имел оказию служить в разведке и не соглашается с мнением правительственных экспертов. Впрочем, фронтальное наступление на Украину без объявления войны – это нарушение всяческих трактатов и договоров, чего Польше не забудут. Быть может, правительству кажется, что таким образом оно отвернет внимание общества от собственных выкрутасов, или же это спасет хромающий бюджет. Тем не менее, нам всем известно, что эта война, точно так же, как и сотни других шагов наших вла-стей, закончится тотальным хаосом. Могу поспорить, что члены кабинета министров вместе с семьями уже со вчерашнего дня сидят в бункерах под Радзимином. И уж это наверняка не ушло от внимания российских аген-тов, может даже и украинских, не говоря обо всех остальных.

- Может так, а может и нет, - загадочно ответил на это Савицкий. – Лично я здесь не затем, чтобы об-суждать политические взгляды, поручик Завадский, ни о том, где сейчас находятся министры и члены их семей. Я обязан подготовить вас к службе в Бастионе, вот и все. У других имеются какие-нибудь замечания и вопро-сы?

Как по команде поднялся лес рук. Савицкий покачал головой, приказывая их опустить.

- Спокойней, солдаты. Всем я ответить просто не успею. У нас всего лишь минут пять. Возможно, за это время мне удастся сделать идею Бастиона более близкой вам. – Было не похоже, чтобы он желал отвечать на большинство вопросов, которые сами просились на уста пассажирам, и поэтому продолжил тоном, не тер-пящим противоречий. – Вермахт оставил в 1945 году более шестнадцати километров тоннелей и двадцать по-мещений, используемых в качестве складов; некоторые из них располагаются в самом центре массива Шлензы. Наши инженеры перестроили штольни и провели штреки к множеству новых помещений, о существовании которых еще два-три года назад никто и не догадывался. К настоящему моменту комплекс Бастиона является полностью самодостаточным. Открытых нами и изолированных в течение миллионов лет резервуаров подзем-ных вод хватит для предусмотренного числа обитателей на десятки лет. Системы фильтров, оставленные нем-цами и модифицированные в прошлом году в рамках европейских систем по охране окружающей среды, явля-ются наиболее производительными во всем мире. По теории они были созданы для потребностей заводов и атомной электростанции в Жарновце, но они же оказались просто идеальными для проекта «Бастион». Защита впускных тоннелей такая же замечательная. Смею утверждать, что даже попадание в массив Шлензы несколь-ких проникающих боеголовок не сможет серьезно нарушить всего комплекса. Даже система «Норад» под го-рой Шайен не обладает лучшей защитой. Мы подготовились также и к возможности ведения боевых действий по окончанию периода заражения. В ближайших к поверхности камерах находится несколько батальонов тан-ков «Тварды» и два дивизиона размонтированных самолетов и вертолетов «Сокол 666» на транспортерах. Все это хранится вместе с необходимыми запасами запчастей и топлива, подготовленными для долгосрочного хра-нения и действия. Одна из штолен была переделана под подземную взлетную полосу…

- И сколько же все это, черт подери, стоило? – снова спросил Завадский. – Ведь подобного рода проект должен был поглотить львиную часть бюджета министерства обороны, а я как-то не заметил там подобного рода расходов.

- Не ваше дело, - буркнул Савицкий, явно разозленный настырными вопросами.

- А чье же, позвольте спросить? – не сдавался поручик. – Миллионы пенсионеров не имели средств, чтобы купить лекарства, а вы потратили миллиарды на какой-то долбаный подземный аэродром?

- Не перегибайте палку, Завадский, - строго заметил майор. – Это война, и вы подчиняетесь законам во-енного времени, обсуждение же приказов вышестоящих означает только одно. Военный суд. И пулю в лоб. Я достаточно ясно выражаюсь?

- Вы прекрасно знаете, пан майор, что это как раз людей, которые сунули нас во всю эту кашу, следо-вало бы отдать под суд, - ответил ему Завадский, хотя и более спокойным тоном. – Последние несколько лет наша страна очутилась на самом краю экономического краха, потому что большая часть фондов уплывала на проекты больного воображения пары безумцев. Украина ответит ядерной атакой на радостный поход наших дивизий, что бы вы нам тут не говорили. Хотя бы потому, что у нее нет действующей армии, способной удер-жать кого угодно обычными методами. Пускай даже настолько слабо подготовленных и вооруженных соединений, как наши. Эти боеголовки – это их гарантия. Единственная гарантия. И потому-то они их и применят, когда увидят, что на них напали. Президент Рогатый – это трус, точно так же, как и весь тамошний генералитет. Все они конъюнктурные аппаратчики. Уже через десять минут после того, как им станет известно, что наша армия перешла границу, они прикажут взорвать хотя бы часть зарядов над западной Польшей. Особенно сейчас, когда индийцы и китайцы показали, что такое оружие применить можно, они колебаться уже не станут. И вы должны это знать, пан майор. Наш отдел подготовил подобный анализ для генерального штаба уже более трех лет назад.

- Хватит, поручик! – неожиданно рявкнул Савицкий. – По прибытию в Бастион вы будете тут же аре-стованы и отданы под суд! – Он предупреждающе ткнул пальцем в непокорного солдата. – Никакого ответного удара не будет, вот и все. Мы являемся членами НАТО, и никто, тем более, такая бедная страна как Украина, не рискнет воевать со всем альянсом. Приготовиться, мы приближаемся к Бастиону.

- Насколько мне известно, напав на Украину, мы нарушаем несколько параграфов нашего договора с альянсом, а это совершенно меняет дело…

- Молчать! – заорал Савицкий. – Кем это вы себя считаете, поручик, что поучаете экспертов генераль-ного штаба и правительства!

Завадский не ответил. Он лишь мрачно ухмыльнулся, не спуская глаз с побагровевшего лица майора. Я выглянул в окно и увидал, что автобус едет по лесной дороге. Когда мы выехали за пределы города, сквозь затемненные стекла мало чего удавалось заметить. Я размышлял над словами младшего офицера разведки и пришел к выводу, что в сказанном им была большая доза вероятности. Ведь ехали же мы за чем то в военную базу, скрытую внутри горы, которая должна была защитить нас от потенциального ядерного нападения. Прежде чем я пришел к более конкретным выводам, автобус остановился. Внутри царило молчание, которое опять нарушил Завадский.

- Наши парни как раз переходят границу, - сказал он, отложив приказы, вытащенные им из конверта, и глядя на часы. – А это означает, что через минут десять – двенадцать мы все убедимся, кто из нас прав, пан майор.

И мы убедились. Спустя неполные десять минут с момента, когда Завадский сказал свои слова, мы очутились у входа в тоннель, ведущий в сердце Бастиона. Вход располагался внутри здания старого, скорее всего, оставшегося еще от немцев склада гравия. Так, по крайней мере, мне казалось, хотя, следует признаться, понятие о подобных вещах у меня почти что нулевое.

Немного постояв, автобус въехал в громадное помещение, в котором располагались ленточные транс-портеры и конусообразные кучи гравия – отсюда, наверное, и мои догадки. В помещении только три стенки были из кирпичей, четвертая была – сплошной камень. Именно в ней я и увидал круглый вход в тоннель диа-метром добрых двенадцати метров. По обеим сторонам находились стальные массивные ворота, покрытые слоем камня или же субстанции, идеально его имитирующего. Когда автобус приблизился к черной пасти, ведущей в глубину горы, у меня появилась возможность присмотреться к воротам. При этом я отметил, что на конструкции более чем двухметровой толщины нанесен слой самого настоящего камня. Остроумно разработанный механизм сдвигал обе половинки ворот, подтягивая и герметизируя их на специальном вороте, а каменная накладка, разрезанная вдоль неровных, очень похожих на естественные, трещин, наверняка идеально маскировала вход. Я говорю «наверняка», поскольку эффекта их действия мне видеть было не дано, но, догадываюсь, вход должен был оставаться незамеченным для посторонних наблюдателей, появившихся здесь случайно или намеренно.

В тоннель мы въехали последними. Когда автобус остановился на единственном пока что свободном месте, и мы начали из него выходить, ворота со скрежетом начали сходиться, чтобы полностью перекрыть входное отверстие. Признаюсь, что в тот момент, видя, как известный мне мир, видимый еще из-за ворот, все больше и больше сужается, я почувствовал холодный пот на спине. Продолжалось это секунд тридцать, во время которых – это я хорошо заметил – все замерли, молча наблюдая всю сцену. Только лишь грохот сомкнувшихся створок и шипение сжатого воздуха систем, герметизирующих штольню, вернули нас к реальности. Я поглядел на товарищей по путешествию. Завадский стоял неподалеку от меня и с упорством маньяка всматривался в циферблат часов, чтобы проверить, сколько же времени прошло с момента начала вторжения. И в этот самый миг мы почувствовали, как окружающая нас скала дрожит и колышется. Я глянул на Завадского, который оперся руками на автобус, пытаясь устоять на широко расставленных ногах. Мне подобное не удалось. Валяясь на каменном полу, я вслушивался в ужасающий скрежет каменных стен и в крики людей, бегущих в панике в следующие камеры или же ищущих спасения под автобусами. С арочного свода посыпалось несколько обломков. Лампы замерцали, но не погасли. Я почувствовал чью-то руку у себя на плече. Весь этот кошмар длился всего лишь десяток секунд.

- Все кончилось, пан капитан, - сказал поручик Завадский. – Въезд в Бастион находится с невидимой со стороны города стороны Шлензы. Весь объем горы защищает нас от результатов произошедшего в паре десят-ков километров атомного взрыва.

- Так это был… - Слова с трудом исходили из стиснутого ужасом горла.

- А вы что, слыхали когда-либо о землетрясениях силой более 5 баллов в нашем районе Европы? – от-ветил на это Завадский, помогая мне встать. – Эти варшавские идиоты никогда не верили в то, что мы им высы-лали. А теперь не будет даже куда высылать отчеты.

Все это произошло более двух лет тому назад. Именно столько времени мы провели во внутренностях святой горы Шлензы, ожидая возможности возврата на поверхность. Что произошло на верху, мы не знали. Одно было известно точно: ожидаемые командованием рапорты и приказы не поступили к нам ни по какому-либо из предусмотренных для кризисной ситуации путей. Сейсмический анализ показал, что в течение нескольких дней после нашего прибытия в Бастион на Земле случилось много чего. Если верить солдатам, обслуживающим специальное оборудование, было отмечено более восьми сотен сотрясений, непосредственной причиной которых, хотя и не обязательно, могли стать ядерные взрывы. Это, в свою очередь, могло означать, что известный нам мир прекратил свое существование, но нам пришлось подождать более двух лет, чтобы убедиться в этом наглядно.

Ровно через семьсот пятьдесят дней наши ученые посчитали, что уровень радиации на поверхности снизился настолько, что можно было произвести разведывательную вылазку, чтобы излучение не угрожало жизни непосредственно. Прежде чем поступил приказ о проведении подобной операции, прошло еще несколько десятков дней. Среди 2300 обитателей Бастиона были выбраны три подопытных кролика. Понятное дело, жребий пал на меня. Вторым участником вылазки был капитан Павел Завадский, бунтовщик из автобуса, с ко-торым мне удалось подружиться – несмотря на усиленные старания майора Савицкого, никаких конкретных обвинений ему так и не выдвинули. Более того, правильность его аналитических выводов привела к тому, что его повысили в должности, после чего он очутился в числе доверенных советников генерала Валдоха, коман-дующего Бастионом.

Своему с ним знакомству я мог благодарить назначение в эту миссию. Как мне кажется, именно Павел меня и назначил. Мы много раз говорили о том, как мне хотелось бы очутиться на поверхности в ходе подобной разведки. Я был врачом, но весь последний год провел за подготовкой рапортов и анализов радиологической обстановки на поверхности. Третьим человеком, назначенным для проведения операции, был незнакомый мне коммандос из воздушно-десантной части – водитель и специалист по куче оборудования, которое мы должны были забрать с собой. Майор Томаш Захватович, только это мы и знали из приказа. Встретили мы его только возле вездехода, на котором и должны были отправиться в разведку. Это был высокий и плечистый мужик, каким и следовало быть парашютисту. Со списком в руке он проверял, не хватает ли чего в куче выделенного нам барахла. Когда мы подошли, он небрежно ответил на приветствие.

- Захватович, - сказал он, как будто это должно было все объяснить. Мы представились точно так же лаконично и сложили свои вещи на задних сидениях выкрашенного в маскировочные пятна «хаммера». Когда-то машина должна была выполнять роль подвижного командного пункта, но теперь, после снятия большей час-ти приборов, его посчитали самым подходящим транспортным средством для первой разведывательной вылаз-ки. Впрочем, правильно – ведь это была самая лучшая подобного рода машина, которую мы имели в Бастионе. Майор проверку уже закончил, и генералы, которым было невтерпеж, и которые появились сейчас в застеклен-ной галерейке – они никогда не рисковали – могли наконец-то дать нам приказ об отправлении.

Мы уселись в вездеходе, и Захватович включил двигатель. Не используемый довольно-таки долго ди-зель закоптил небольшое помещение намного быстрее, чем кто-либо мог представить, и добрые двадцать се-кунд нам пришлось сдерживать дыхание, пока турбины системы вентиляции смогли справиться с ситуацией. Через мгновение внутренние переборки с тихим шелестом перекрыли выход тоннеля. На какой-то момент огни погасли, и мы очутились в абсолютной темноте.

- Вижу темноту, темноту, - сказал Захватович, а потом заразительно расхохотался. А мне уже было по-казалось, что это еще один придурок, считающий себя славянским воплощением Джона Рембо.

- Огни в полу? Здесь все вверх тормашками, - цитатой на цитату ответил Павел .

- Мне не оставалось ничего другого как подключиться к диалогу. Думаю, что я выбрал удачно:

- А тут имеется выход в город? – спросил я, и в этот самый момент внешние ворота с ужасающим скрипом пошли в стороны, заглушая наш смех. В шлюз проник луч ослепительного света. К счастью, очки-хамелеоны тут же снивелировали его яркость. Щель расширялась под аккомпанемент растираемого в пыль камня. Добрые двадцать секунд прошло перед тем, как отверстие расширилось настолько, чтобы пропустить вездеход. Захватович перекрестился и легонько нажал на педаль газа. Трехтонная машина медленно двинулась в сторону света, который охватил вначале плоский капот, а потом и ветровое стекло. В чем-то это было похоже на фильмы Спилберга.

Мы выехали на лесную просеку. Во всяком случае, когда-то это должно было быть просекой среди чуть ли не столетних сосен, от которых сейчас остались выжженные культи, тянущиеся вверх на добрые пару десятков метров. Майор немного проехал вниз и остановил машину рядом с проржавевшей и закопченной таб-личкой, запрещающей разводить в лесу огонь. Дозиметр, вмонтированный в панель управления, не показывал слишком высокого уровня излучения; впрочем, надетые на нас комбинезоны, благодаря герметичным застеж-кам, позволяли нам перемещаться и в более зараженной местности.

- Не могли бы вы, капитан, исследовать химический состав воздуха? – спросил Захватович. Я кивнул и открыл сумку с анализатором. Где-то через минуту экран заполнился данными.

- Нет никаких химических или биологических субстанций, которые могли бы угрожать жизни, - сказал я, просмотрев несколько графиков. – Во всяком случае, эта машинка считает именно так.

- Это хорошо, - заметил десантник, - потому что лично я собираюсь подышать этим воздухом без по-средников.

С этими словами он отстегнул шлем и потянул носом воздух, выпустил его долгим выдохом, после чего открыл лежащий рядом с ним на сидении сидор и вытащил оттуда пачку сигарет «Кэмел». Благоговейно он снял целлофан и вскрыл. Потом сунул в рот сигарету и подкурил штормовыми спичками, входящими в состав комплекта выживания. В этот же момент Павел пошел его следами. Он стащил с головы герметичный шлем и попросил у Захватовича закурить. Лично я некурящий. Никогда я не понимал, что может быть приятного во вдыхании дыма в легкие, но, видя блаженствующие лица моих приятелей, догадывался, что кое-что в этом быть должно. Весь Бастион был охвачен абсолютным запретом на курение, не только по причине действующих про-тивопожарных систем, но и неполной производительности вентиляции, принцип действия которой основывался еще на старинных, чуть ли ни немецких решениях. С определенным сомнением я снял свой шлем и втянул в легкие первый глоток свежего воздуха. Если не считать сигаретного дыма, я не чувствовал какого-либо запаха или вкуса. Сгоревший же лес давно уже перестал чем-либо пахнуть.

Перекур продолжался добрые пять минут, в течение которых мы не разговаривали. Они наслаждались сигаретами, я же рассматривал округу. Куда не бросишь взгляд, а пространство было не таким уж и обширным, нигде не было видно ни малейшего зеленого пятнышка. Выгоревши деревья, выгоревшая трава и совершенно необыкновенное, синее-синее небо без единого облачка. Тишина настолько полнейшая, что звенела в ушах. Именно эта тишина была самым паршивым из всего. Захватович словно читал мои мысли. Он сунул в проигрыватель компакт-диск, и внезапно нас окутала стена музыки.

- Снова в жизни не сложилось… - эти слова я помнил. Группа «Будка Суфлера», песня «Сон о долине». Под музыку мы направились вниз по склону. Я глядел на однообразную картину выгоревшего леса и, подобно герою песни, углубился в мечты о долине, к которой мы направлялись, и которая когда-то была нашим домом.

К Вроцлаву мы приближались, объезжая небольшие поселки, лежащие вдоль шоссе на Валбржих. Ос-новная наша задача состояла в проверке, насколько пострадал город после ядерного взрыва и можно ли вообще в нем жить. Мы должны были пробраться как можно ближе к центру, к бункерам под давним Воеводским Управлением, в которых находился Региональный Кризисный Центр. Там нам следовало найти результаты и данные, поступившие ото всех измерительных приборов, установленных вокруг города на случай подобных событий. По мнению штабных, вся операция должна была занять не более шести часов, хотя Захватович с самого начала был настроен весьма скептично к данному пределу времени. Потому-то он и решил объезжать все поселки на трассе, чтобы у нас имелось побольше времени для обнаружения штреков, ведущих в Центр. С его мнением нельзя было не согласиться. Даже сейчас, при свете солнца, мертвый пейзаж казался нам чудовищным, а вот про то, что будет после заката, мы старались и не думать.

В два часа дня мы остановились на обочине шоссе, рядом с придорожным торговым центром. Просто-рные паркинги вокруг самого супермаркета и других магазинов были совершенно пустыми. Сами же торговые залы, казалось, были целенькими, во всяком случае – издалека. Но наблюдения за территорией с помощью би-ноклей показало гораздо более печальную действительность. Потрескавшиеся и обожженные во многих местах фасады, там же, где конструкция была послабее – многометровые дыры. За территорией самого торгового цен-тра можно было видеть и фрагмент самого города. С этого расстояния невооруженным глазом были видны об-ломки труб тепловой электростанции и ободранный параллелепипед небоскреба «Польтегора», который пре-вратился в скелет из бетона и стали. Ударная волна сорвала со здания все фасадные элементы и сдула перего-родки изнутри офисных этажей, оставляя лишь нарушенную в нескольких местах железобетонную конструк-цию.

Мы рассматривали эти картины в течение нескольких минут, делая при случае необходимые замеры, но и здесь уровень радиации почти что не превышал норму. В конце концов, Захватович уселся за руль, и мы направились к виадуку над автострадой, ведущему к выездной трассе, по которой два года назад мы покинули Вроцлав. По дороге даже можно было проехать, несколько проржавевших и выжженных авто-развалин не смогли ее блокировать. Тем не менее, майор вел вездеход крайне осторожно, объезжая давно уже застывшие лужи расплавившегося когда-то асфальта, как бы опасаясь, что массивные колеса завязнут в них, из за чего мы не будем лишены средства передвижения. Так мы проехали чуть ли не до перекрестка перед старым кладбищем красноармейцев. Я глядел на два танка Т-34, которые гордо охраняли это место, еще не так давно стоя на высоких пьедесталах. Сейчас же они валялись, зарывшись в плиты тротуара, сдутые ударной волной, словно были они дешевенькими модельками из пластмассы. Я засмотрелся на них, как вдруг почувствовал неожиданный рывок, чуть ли не бросивший меня на переднее сидение. Захватович резко затормозил и указал рукой в глубину улицы.

- Что там происходит? – Павел был изумлен точно так же, как и я.

- Там кто-то есть, я заметил движение рядом с тем вот домом справа, - ответил майор и поднял бинокль к глазам.

Он поднялся, опираясь локтями на раму ветрового стекла и, не спеша, просматривал вылет улицы. Мы тоже пытались хоть что-нибудь увидать, без особой необходимости не высовываясь из машины. Но нам не уда-лось заметить ничего, чтобы подтверждало слова десантника. И не увидели, зато услышали. Сухой отзвук вы-стрела добрался до наших ушей в тот самый момент, когда безжизненное тело Захватовича свалилось на сиде-ние. Падая, он перегнулся настолько, чтобы мне удалось увидать, что вместо правого глаза на его лице кровавая каша.

Снайпер! Эта мысль парализовала меня, и я бы наверняка сделался второй жертвой нападавшего, если бы не реакция Павла. Он потянул меня за руку в самый последний момент. Предназначенная мне пуля впилась в обшивку сидения еще до того, как я коснулся плечом лежащего между мной и Завадским рюкзака.

- Сволочь, - прошипел Павел. – Стреляет в нас, хотя на машине красный крест.

Он вытащил пистолет и приподнял с его помощью шлем из защитного комплекта. Он передвинул его вправо, чтобы было похоже, как будто пытается выползти из «хаммера». Следующий выстрел сорвал пластиковый шлем со ствола «глока» и закинул куда-то за вездеход. Павел ругнулся и перезарядил оружие.

- В этих долбаных комбинезонах у нас нет ни малейшего шанса на то, чтобы спрятаться. – Он осмот-релся, насколько позволяла ситуация. Ближайшая развалина, дающая хоть какое-то укрытие, находилась на расстоянии в добрых пятьдесят метров. Конечно же, он был прав – ярко-желтые, пластиковые комбинезоны никто не проектировал с мыслями о беге. Их задание состояло в обеспечении максимальной свободы движения при полнейшей изоляции от внешней среды. И здесь следовало лишь поблагодарить того, кто их разрабатывал. Тем не менее, мы не прошли бы в них и пяти метров, чтобы снайпер не присоединил нас к своей коллекции.

- Нам остается одно, - сказал я, вытаскивая из сумки белую футболку. Павел кивнул. Я обмотал белую ткань вокруг ствола автомата Захватовича и поднял вверх настолько, чтобы она была заметна, помахал само-дельным белым флагом из стороны в сторону, после чего поставил автомат, опирая его на переднее сидение. Футболка развевалась на ветру, а мы съежились на сидениях, не слыша ничего, кроме мерного бубнения двига-теля. Этот звук заглушал все остальные, в связи с чем мы понятия не имели, то ли противник приближается к нам, то ли ждут того момента, когда мы выглянем, чтобы покончить с этой игрой. Продолжалось это где-то с четверть часа, но может и всего минуту. Адреналин не позволял мне верно оценить время. Я как раз тянулся к «калашникову», чтобы еще раз помахать «флагом», когда услышал неспешные слова. И произнесенные по-польски!

- Брось-ка это, сынок.

Я повернул голову и увидал трех подошедших сзади мужчин, возраст которых было трудно опреде-лить. У всех троих были явные следы ожогов и лучевой болезни. Каждый держал в руке охотничье ружье. Стоящий ближе всего, не опуская оружия, протянул левую руку.

- Отдай мне это, - сказал он, - только без резких движений.

Я выполнил приказ. Когда автомат очутился в его руках, остальные встали таким образом, чтобы ви-деть нас обоих. Павел буркнул себе под нос что-то непонятное. Я глянул в другую сторону – там тоже стояло несколько оборванцев с нацеленными на нас ружьями. Жестами они приказали нам выйти из машины, что мы и сделали. Завадский в поднятой руке все еще держал свой пистолет. Но его отобрали еще до того, как мой на-парник успел встать на асфальте. Мое личное оружие находилось в кобуре, только меня избавили от него очень скоро, точно так же, как и от ремня. Нам приказали сесть на корточки возле вездехода. Рук при этом опустить не позволили.

- Мы военные врачи, - медленно и четко произнес я. – На этой машине знак красного креста. Вы не должны нападать на нас. Мы желаем вам помочь.

- Как же, как же, - сказал тот, что отобрал у меня автомат. Он уже успел напялить мою футболку, кото-рая теперь резко контрастировала с остальной одеждой, носящей следы очень многих и, видимо, не очень-то приятных событий. – А мы семеро гномиков.

- Я не лгу, - ответил я на это, насколько мне это удалось, спокойно. – У меня в кармане документы. Пе-ред… перед войной я жил во Вроцлаве.

- Верю, верю, - отвечал мне тот, обыскивая застреленного майора. Мне было не видно, что конкретно он делал, но гортанный звук из глоток остальных свидетельствовал, что он, скорее всего, добрался до пачки «Кэмел». – Вот только я одним прекрасным утром проснулся в развалинах с жопой в струпьях и прической под Коджака . А ты, вместе с остальными дружками, ответственными за весь этот бардак, схоронился где-то в бун-керах, чтобы покуривая сигаретки и трахая девочек, подождать, когда мы тут все передохнем.

- Я получил мобилизационное предписание за несколько часов до начала войны. И даже не знал, зачем.

- Ах, бедняжка, от сисечки тебя оторвали, - засмеялся тот, кто напялил футболку. – А может с тобой всю семейку мобилизовали?

- Я правду говорю, за мной приехали вечером…

- Хватит пиздеть, красавчик. – Второй из напавших наклонился надо мной и приложил ствол охотничь-ей пушки к шее. – Мы прекрасно знаем, кого отобрали, чтобы пережить это дерьмо. Есть здесь такие, что пом-нят, кто и зачем устроил нам весь этот Армагеддон.

Он отвел курки. Медленно, один за другим. Я закрыл глаза и стиснул зубы. Мне всегда казалось, что в подобной ситуации буду драться до конца, словно смертельно раненый зверь, только теперь я испытывал лишь бессилие. Меня парализовал страх, я молился за несколько дополнительных секунд жизни, и… смерть не при-шла. Тип в футболке отодвинул пышущего ненавистью нападавшего и угостил его сигаретой, отобранной у покойного Захватовича.

- Оставь ты это дерьмо, Матей, - сказал он. – Сейчас он принадлежит Бургомистру. Тебе же не хочется быть повешенным за яйца за то, что ты убил Посланника.

- Ясный перец, не хочется, пан сержант, - согласился с ним мужчина, названный Матеем. – Но я по-прошу у пана Яна заняться ними, как только он закончит допрос.

Я сглотнул слюну. Пока что мне подарили жизнь, вот только у меня были серьезные сомнения относи-тельно ближайшего будущего. Павла мне не было видно, только можно было бы поспорить на каждую секунду оставшегося нам времени, что и он думал то же самое.

Мы шли за «хаммером» со связанными руками, словно бандиты в вестернах. Наши палачи расселись в вездеходе и, нагло дымя сигаретами Захватовича, тихо переговаривались друг с другом. О чем, я даже и не слышал. Таким макаром мы проехали по всей улице Повстанцев и повернули в улицу, ведущую к Центрально-му Вокзалу. Двигались мы довольно медленно, но не потому, что нас жалели, а, скорее, из за отсутствия води-тельских способностей мужчины, которого называли сержантом.

Город выглядел довольно-таки мрачно, особенно теперь, когда опускались сумерки. Большая часть до-мов в этом районе была построена перед войной, перед Второй мировой. Сложенные из кирпича, они выдержа-ли разрушительное действие ударной и тепловой волны. В отличие от «Польгора», который был буквально выпотрошен. Зато ни в одном окне я не видел стекол. Пустые дыры, лишенные даже оконных рам, обнажали почерневшие стены квартир на первых этажах. То, чего не уничтожил огонь и сила вихря, забрали выжившие. Так мне казалось. Между домами я, время от времени, видел кресты, воткнутые в небольшие земляные холмики. Слишком много их не было, но они свидетельствовали о том, что смерть не забрала всех обитателей округи. Во всяком случае, не сразу. Сумерки открыли еще одну истину про это место. Сейчас никто не селился в руинах в районе улиц Повстанцев и Пилсудского. Становилось холодно, и небо окрасилось темной синевой. Тем не ме-нее, ни в одном окне я не замечал мерцающих отблесков огня. Здесь не было ни одной живой души.

Затем мы прошли через площадь Костюшко. Только здесь мне удалось заметить первые признаки жизни. В развалинах универмага кто-то жил. Услыхав звуки клаксона, люди высыпали перед здание и молча глядели на машину, махая сидящим в ней мужчинам. Мы проходили мимо них практически в абсолютном мол-чании. Казалось, что нас не замечают. Но я ошибался, причем, сильно. В какой-то момент из группы зевак вы-шла девушка. Молодая, вряд ли ей исполнилось восемнадцать. Вот только оценить ее возраст было сложно, поскольку, кроме грязи, ее лицо и руки были покрыты ужасного вида шрамами. Она приблизилась к Павлу и какое-то время шла с ним рядом. Тот ей улыбнулся, но она на его улыбку не ответила. Неожиданная смена вы-ражения в ее глазах смогла предупредить его, и ему удалось отскочить от ножа, который девушка вытащила из складок рваной юбки. Лежа на тротуаре, второго нападения ему, скорее всего, ему пережить и не удалось бы, но всех заморозил выстрел Матея в воздух. Сержант остановил вездеход и спрыгнул на мостовую. Он схватил девушку за волосы и поволок в сторону таких же, как она.

- Чья эта сука? – громко спросил он, очутившись за несколько шагов от плотно сбившейся группки оборванцев. Ему никто не ответил. – Я спросил, кто выродил эту сучку?

- Это сирота, - дрожащим голосом ответил ему какой-то мужчина. – Подобрали ее в пригороде.

Сержант пихнул девушку на тротуар, не сразу отпуская волосы. Девушка упала, а в руке сержанта ос-тался приличный клок ее волос.

- Я должен был бы прибить эту падаль, - сказал сержант, медленно стряхивая содержимое ладони, - но вы сами должны решить, как ее наказать. Она подняла руку на Посланников. – Он указал рукой на нас. – Она могла их убить. И, знаете, что тогда случилось бы с вашей группой, если бы об этом узнал пан Ян?

Те покивали головами, бормоча какие-то извинения. Кто-то пнул девчонку, другой поднял ее с земли, чтобы тут же сильным ударом вновь сбить ее на землю. Но та даже не застонала. Сержант отвернулся и подо-шел к Павлу.

- Честно говоря, я ей и не удивляюсь, - процедил он сквозь зубы. – И сам бы выпустил тебе кишки, вот только вас ждет Бургомистр. А его приказов нарушить никто не осмелится.

- Кто этот бургомистр? – спросил я. – Ваш предводитель?

- Скоро сам встретишься с ним, падло, - криво усмехнулся сержант, - если только мне удастся сдержать гнев тех, кого мы встретим по дороге.

- Почему они нас так ненавидят? – спросил я, хотя, с какого-то времени, мне показалось, что ответ из-вестен. – Мы же ничего им не сделали.

- Да? Глянь на себя и на них. У тебя есть волосы, кожа гладкая, одежда как из под иголочки. – Тут он погладил футболку, уже не такую белую, как вначале; на его теле было множество открытых язв, знаков того, что лучевая болезнь все еще пожирала его. – А почему так? Не знаешь? Так я тебе скажу. А потому, падло, что ты со своими дружками решил поиграться в богов, а нашими жизнями вы пожертвовали ради каких-то дерьмо-вых мечтаний. Мало было вам простого правления, так еще завоеваний захотелось. Несколько тысяч избран-ных. Сверхлюдей! Правительство и выкормыши. Это для вас укрытия и будущее. А всем остальным – грызть землю. Вот только вся штука в том, что мы не подохли, как вы себе запланировали. Вот мы и ждем, когда вы вылезете из своих нор, чтобы вас поприветствовать. По новопольскому обычаю, - тут он вытащил длинный охотничий нож, - кровью и солью!

Подходя к «хаммеру» он расхохотался. Я же оглянулся туда, где люди из универмага избивали девуш-ку. Нет, они вовсе не делали этого напоказ, чтобы умилостивить наших стражников. Они наказывали ее по-настоящему. Именно так, как приказал им сержант. Девушка же сносила удары молча. Когда, на какое-то мгно-вение, я увидел ее окровавленное лицо, мне показалось, что она улыбается, вот только уверенности в этом у меня не было. Слишком быстро все это длилось.

Мы двинулись дальше. К счастью, до цели уже было недалеко. Мы направлялись к рынку. В принципе, я и раньше мог об этом догадаться. Бургомистр обязан проживать в ратуше. Он там и жил. Сержант выехал на рынок, где нас уже ждала толпа вооруженных мужчин. Все они были похожи на тех, кто притащил нас сюда: заросшие, грязные, в лохмотьях. Вопль, исходящий из сотен глоток, заглушил даже рокот двигателя. Нас окру-жили плотным кольцом, грозно покрикивая, и хотя меня даже угостили палкой по почкам, выбивая дух на доб-рые пять минут, ничего более серьезного не случилось.

Я потихоньку приходил в себя. Было слишком темно, чтобы можно было бы приглядеться к ратуше. В мерцающем свете факелов мне были видны лишь фрагменты стен и нескольких, забитых досками, окон. Когда я попытался пробиться взглядом к отдаленным частям здания, крики неожиданно утихли. Мужчины уступали место кому-то, кто шел среди них. Человека этого я еще не видел, но заметил волнение в толпе.

- Бургомистр идет, - буркнул Павел, я же только мотнул головой.

В этот \самый момент первый ряд обступивших нас людей расступился, и мы увидали низкорослого, толстого мужчину, одетого в потрепанные военные брюки и растянутый, хотя и держащий до сих пор фасон, свитер цвета хаки. На налитом лице с крупным носом было всего лишь несколько шрамов, следов ожогов не было видно. Тем не менее, выглядел он просто отвратительно. Можно сказать, выглядел он так, словно был родом не из нашего мира. Прибывший поднял руку, и шум разговоров затих, словно ножом обрезанный. Он кивнул сержанту. Тот подошел, склоняя голову, и сообщил:

- Я поймал Посланников. Как пан Ян и говорил, их было трое и ехали со стороны Шлензы. Того, кто сидел за рулем, я застрелил. Остальных, не без приключений, привел сюда.

- Хорошая работа, солдат, - сказал толстяк, даже не глядя на сержанта. – И награда из рук самого пана Яна тебя не обойдет.

Он подошел к Павлу, затем ко мне и окинул нас любопытствующим взглядом. Вблизи он показался мне еще более гадким. От него несло чем-то, что, при большой доле воображения, можно было принять за спиртное. Не останавливаясь, он направился к вездеходу, где осмотрел снаряжение, потом глянул на панель управления.

- Хорошая машина, в самый раз для Бургомистра, - сказал он, и на лице сержанта тут же появилось вы-ражение разочарования. Может, он надеялся на то, что бургомистр отдаст машину ему в качестве награды? В любом случае, парень просчитался. – Все из машины – в ратушу. А господа Посланники эту ночь проведут в бункере. Им не привыкать.

Сообщив это, он отправился назад в ратушу. Я почувствовал, как меня хватают и тащат в противопо-ложную сторону. Меня затащили в подъезд, после чего мы спустились в подвал. Только здесь я сориентировал-ся, что меня ведут в бомбоубежище, одно из многих в этой части города. Когда-то мне довелось слышать, что возле рынка было несколько по-настоящему крепких убежищ. Теперь же мне предстояло убедиться в том, что это не выдумки. Массивные бетонные стены, толстенные металлические двери и никаких окон. Единственным источником света были факелы в руках конвоиров. Меня впихнули в одно из помещений, через мгновение ко мне присоединился Павел. После этого, только я его и видел. Металлическая дверь захлопнулась сразу же, как только его втолкнули в нашу камеру, после чего мы остались одни, в абсолютной темноте.

Не знаю, как долго это продолжалось, я нащупал стенку и уселся в углу. В небольшом помещении не было ничего, что могло бы послужить в качестве постели. А я еще считал, будто мои нары в Бастионе совер-шенно неудобная штука, сейчас бы я отдал все, лишь бы провести ночь на них.

- Темнота, вижу темноту, - попытался я пошутить, но мне ответило молчание.

- Ты на месте, Макс? – помолчав, спросил я, когда и Павел перестал крутиться. Шелест откуда-то спра-ва указывал на то, что мой товарищ уселся.

- Нет, перекурить вышел, - ответил он, и мы вместе рассмеялись.

- Блин, как-то все по-долбаному идет, - заговорил я снова. – Ты хоть что-нибудь понимаешь?

- Ноль на массу, - ответил Павел. – Но если над всем этим хорошенько подумать…

- Да?

- Мне кажется, что они нас ожидали. Помнишь, что сказал тот урод, который забрал футболку? Все случилось так, как говорил пан Ян. Три мужика, приехали со стороны Шлензы. Все это может значить, что тип, выступающий под именем пана Яна, это какая-то шишка еще со старых времен. Он прекрасно знает, что в горе находится бастион. Знакомы ему и процедуры, разработанные на случай ядерного конфликта и действий после него. Ведь лично мы тщательно выполняли инструкции штаба. На первую разведку отправляются три человека. Водитель является глазами и ушами группы. Остальные – это медицинский и технический персонал. Водителя убили, а нас взяли в соответствии с указаниями пана Яна.

- Ты не обижайся, Павел, но у вас, в разведке, и вправду разыгралась фантазия. Не забывай, что в горо-де оставалось несколько человек, ориентирующихся в нашей ситуации. Например, те, которые отправляли нас из казарм. А может, этот их Ян – это какой-нибудь трахнутый пророк, ясновидящий или просто парень, у кото-рого шарики за ролики заехали, вот он и придумал байку на основании где-то услышанных историй про спря-танную в Шлензе крепость? Хотя, а кто из чинуш мог остаться наверху? Ты же сам говорил, что они съебались в бункеры под Радзимином еще днем раньше. А оттуда пешком они бы просто не дошли.

- Может, его не впустили, или он опоздал, а теперь хочет на всех отыграться? – не желал проигрывать Завадский. – Тот толстяк не был похож на жертву лучевой болезни.

- Это правда, но все равно – этого слишком мало, чтобы делать поспешные выводы. Завтра встретимся с этим Котигорошком и поглядим, с кем имеем дело.

- Ну ты и даешь, Котигорошком. Знаешь, Томек, с твоим чувством юмора тебе бы в цирке выступать, а не людей лечить.

- Ты слыхал про доктора Патча Адамса?

- Нет, а что, должен был?

- Так сложилось, что он лечил смехом, а точнее – разработал такой метод терапии, помогающий лече-нию, и состоящий в том, что пациента нужно было рассмешить.

- Погоди, вроде бы было такое кино, с этим… как его…

- С Робином Уильямсом.

- Точно.

Мы болтали еще с час, стараясь забыть, в каком очутились дерьме. Метод оказался и вправду хороший. Во всяком случае, настолько хорошим, что нам удалось заснуть.

Я проснулся, не имея понятия, сколько прошло времени. Все тело болело. Павел еще спал. Его храп разносился по всей камере. Именно он разбудил меня окончательно. Я как раз начал раздумывать над тем, ка-кой применить метод, чтобы не будить приятеля, и в то же самое время прервать его концерт, когда кто-то на-чал возиться с дверью. Через мгновение металлическая плита раскрылась с громким скрежетом не смазывае-мых годами петель, и в помещение вошло три типа с оружием и факелами. Даже они ослепили меня совершен-но. Я позволил без сопротивления выволочь себя из камеры и вывести наружу. Как только зрение восстанови-лось, я понял, что нахожусь не на рынке, а с другой стороны здания – во дворе. На деревянной лавке стоял большой пластмассовый таз, наполовину заполненный грязной водой. Я вопросительно поглядел на ближайшего охранника. Тот криво усмехнулся.

- Вы должны умыться, говноеды, - сказал он. – Пан Ян ждет, и он не должен нюхать вашу вонь. Если испытываете потребность, можете сходить в кустики.

Потребности мы не испытывали, потому что последний день провели без еды и питья, но миска с водой оказалась не такой уже и плохой идеей. Павел пропустил меня первого, а сам заговорил с одним из охранников.

- И кто же такой ваш пан Ян? Наверное, важный тип?

- Бургомистр, - буркнул тот.

- Это что же, он был перед войной бургомистром Вроцлава?

- Нет, - отрезал стражник. – Не был.

- Простите, но у нас назначена с ним встреча. Нужно ведь знать, кем он является или же был?

Ему никто не ответил. Я умылся и вытерся носовым платком, единственной вещью, которую у меня не отобрали. Павел ополоснулся так же быстро. Через пять минут нас вывели на рынок. В свете дня я мог видеть, что осталось от ратуши и всей старинной части города, которую так тщательно реставрировали еще несколько лет назад. Если нижняя часть домов выглядела еще более-менее, то крыш не было совсем. Точно так же и с ратушей. Более того, от башни остался один почерневший обрубок.

Количество собравшихся на площади людей меня совершенно не удивило. Но если вчера все эти вояки вели себя как стадо павианов, то сегодня все стояли тихонько. Это их спокойствие беспокоило меня сильнее, чем вчерашние вопли, но ничего не произошло. Нас провели в ратушу, после чего мы спустились по ступеням вниз. По-моему, перед войной здесь размещался какой-то ресторан, название которого в памяти не осталось. Сейчас подвал превратили в некое подобие тронного зала. Небольшие окошки пропускали какую-то чуточку солнечного света, но, чтобы осветить огромный подвал, этого никак не хватало. Потому-то к столбам привязали десятки факелов. Стражники провели нас к большому креслу, установленному на возвышении из дерева. На кресле сидел представительный мужчина с удлиненным лицом, искривленным как бы гримасой боли. У него был узкий нос и глубоко посаженные синие глаза. Длинные, хотя и очень редкие, волосы он зачесал назад. Лучевая болезнь на него тоже подействовала, хотя и в значительно меньшей степени, чем на несчастных, стоявших за стенами ратуши. К тому же, он был гораздо лучше одет. На мужчине были протертые на коленях джинсы и фланелевая рубашка, казавшаяся даже чистой. Ансамбль дополнялся заброшенным на плечи шерстяным пальто военного покроя. Рядом с мужчиной стоял толстяк, которого мы видели вчера вечером, и второй, неизвестный нам мужик, окутанный во что-то, похожее на одеяло.

Охранники подпихнули нас в сторону «трона», после чего отодвинулись на безопасное расстояние, встав по бокам зала за столбами, сразу же сняв оружие с предохранителей. Мы приблизились к Яну и его свите, идя медленно и не делая никаких резких движений. Как оказалось, у закутанного имелся при себе «калашников», который был нам показан как бы нехотя, когда мы остановились в паре шагов от возвышения.

- Приветствую господ Посланников, - сказал Бургомистр. – Что же привело вас в мои несчастные хо-ромы?

- Мы солдаты, а точнее – военные врачи, - ответил я, прежде чем Павел успел раскрыть рот. – Нас по-слали в разведку. Мы должны, вернее, должны были, проверить, в какой степени город был разрушен, и разра-ботать план его возможного заселения.

- А откуда это господа прибыли? – вновь задал вопрос пан Ян.

- А вот этого, после не слишком милого приема, мы, скорее всего, не скажем.

- Хотите поспорим, доктор, что скажете? – Мужчина на «троне» даже не поднял голоса, зато тон, кото-рым он произнес эти слова, вызвал мурашки по коже. – Это всего лишь вопрос времени и методов, которыми мы воспользуемся, чтобы эту информацию из вас извлечь.

- Не сомневаюсь.

- Тогда я слушаю.

- Скажем так, из района Шлензы.

- Я знал это еще до того, как вы прибыли.

- Да? – вмешался Павел. – Интересно, откуда?

- Вы что же, действительно считаете, будто в этом городе не осталось никого, кто бы не помнил авто-бусов, один за одним отъезжавших в направлении Шлензы за пару часов до налета? Будто бы те, кто переделывал штольни, не имели семей или же любовниц, которым шептали о том, что делают в тайне от всех? Многие из них все еще живы…

- Раз так, тогда почему же они не расскажут, где искать?

- Вижу, что вы обладаете склонностями искать на свою задницу приключений, - ответил на этот вопрос Бургомистр. – А вот что вы скажете на то, если я прикажу расстрелять вашего коллегу? – обратился он ко мне с риторическим вопросом. – Меня раздражает тон его высказываний.

- Вы лицо, управляющее этим городом. Вы можете приказать убить нас сейчас или сразу же после на-шей беседы. Можете приказать нас пытать. А вся штука в том, что вчера мы должны были передать рапорт, но не передали. Для людей из нашей части это уже причина для тревоги. В любую минуту тут может появиться следующая разведывательная группа; если же вы и ее нейтрализуете, максимум через три дня в город войдут танки и сотни вооруженных до зубов солдат.

Пан Ян усмехнулся, такая картина его явно рассмешила. Я не понимал, почему, но он сам объяснил:

- Во Вроцлаве живет около трех тысяч мужчин. У каждого имеется оружие, и это море развалин они знают, как свои пять пальцев. Танки в городе – как дети в тумане, чеченская кампания и усмирение Багдада прекрасно показали это. Только это еще не все. Неужели вы думаете, что ваши вооруженные до зубов парни станут стрелять в женщин и детей, находящихся в последней стадии лучевой болезни? У нас такие еще оста-лись. И каждая из таких женщин с огромной радостью отдаст жизнь, которой, фактически, и так у нее нет, если сможет хотя бы ранить Проклятого. С этой вашей армией у вас нет ни малейшего шанса. Это мы хозяева этой выжженной земли – не вы. Вы даже не имеете права вылезти из той норы, в которую закопались два года назад, осудив нас на медленную смерть от радиации и голода.

- Если вы считаете, что мы имел хоть что-то общее с разжиганием войны, то вы сильно ошибаетесь. – Павел воспользовался моментом, когда у Бургомистра пересохло в горле, чтобы представить и наши аргумен-ты. -–Мы были резервистами, которых мобилизовали буквально за пару часов до нападения. О том, что проис-ходит, мы узнали только по дороге в части. Мы даже не поддерживали дебильную идею забрать Львов назад в лоно матери Польши. Вот только никто не спрашивал, нравится нам это или нет.

- Господа, господа, - не переставал смеяться пан Ян. –Я прекрасно понимаю, что перед лицом скорой смерти вы будете строить из себя невинных овечек, но здесь все знают, кто и почему оказался в Бастионе: пре-дупрежденные властями высшие чиновники, их семьи, люди, несущие совместную ответственность за планы уничтожения этой страны. Типы, лишенные элементарных принципов, рискнувшие вступить в открытый кон-фликт с ядерной державой, лишь бы только отвернуть внимание народа от своих выкрутасов. Среди вас нет ни одного, кто попал бы туда случайно. Потому-то выжившие и назвали вас Проклятыми. Многие умерли до на-стоящего момента, стоя на посту и высматривая Посланников, как и было предсказано. И вот вы пришли, и от-пираетесь точно так же, как было предсказано.

- Нем было предсказано?

- Разве так важно, кем? Один умный человек предсказал. Просто умный человек.

- Но ведь вы, пан Ян, знаете, что это неправда, - сказал я.

- Я верю в то, что это правда, - отрезал тот, - потому что это правда. А теперь прощаюсь. Даю вам вре-мя до вечера. Либо вы скажете, где находятся входы в Бастион, либо я прикажу вас убить, но медленно. На-столько медленно, что пожалеете, что матери родили вас, и вы еще проклянете их за это.

На сей раз нас повели не в камеру, а на первый этаж ратуши – в большой зал с огромными окнами. Здесь мы обнаружили лавку и две миски с баландой, которую здесь называли едой. Лично я не мог проглотить ни единой ложки; «еда» воняла словно… одной мысли об этом «чем-то» хватало, чтобы тянуло на рвоту. Но Павел свою порцию съел. Это лишь укрепило меня в мысли, что у ребят из разведки поехала крыша. Пока я тупо вглядывался в миску, мой товарищ обошел все помещение. Потом он выглянул в окно, но на площади все так же находилась толпа обитателей Вроцлава. Наконец он уселся рядом со мной и шепнул:

- Помнишь, я говорил тебе, что этот пан Ян - должно быть, какая-то правительственная шишка?

- Говорил, - ответил я ему тоже шепотом.

- А вот теперь послушай еще. Как он назвал то место, откуда мы прибыли?

- Бастион. – Следует признать, ему удалось посеять во мне зерно сомнения. – Он сказал, что мы прибы-ли из Бастиона.

- Именно. А знаешь ли ты, что даже само это название – совершенно секретный криптоним?

- И что с того?

- А то, что работая в штабе генерала Валдоха, я почитал корреспонденцию, касающуюся всего проекта. Название «Бастион» появилось всего за неделю до начала войны, вместе с планами нападения на Украину. О нем знало не более десятка человек, причем, все с самой верхушки. Офицеры узнали его только лишь во время мобилизации. Если нашему Катигорошку известно про Бастион, выходит, он держался близко к кормушке. Очень близко…

- Тогда, почему он не сидит в каком-нибудь бункере с другими парнокопытными?

- Этого я не знаю, сам же он об этом не скажет. Даже если мы прямо спросим.

- Факт. Вот только на кой ляд ему нужна информация про Бастион, раз у него был к ней доступ еще до войны?

- Здесь уже уверенности нет. Он мог знать о самом проекте, но не про его подробности.

- Тогда, почему он кормит людей бреднями о Проклятых?

- Но это же очевидно! Здесь он свил себе гнездышко, правит всем городом, люди его обожают, отдают за него жизни – разве это не мечта каждого политика? Когда же мы вернемся, что из всего этого останется? Валдох со всем своим генералитетом тут же пожелает узнать, кто он такой. Потом они направятся к Радзимину, все уроды из правительства вернутся на свои посты. Но, раз пан Ян не попал в бункер, значит, вакантного поста для него и не хватает. И все мечты о власти лопнут словно мыльный пузырь.

- Правильно, в этом есть смысл, но даже если бы мы и сообщили, где находятся входы в Бастион, что мог бы он сделать? Идея боев в городе должна быть ему ближе, чем попытка вторжения в крепость врага, где роли переменятся.

- Не до конца. А может он желает убрать только лишь офицеров, чтобы захватить контроль над ар- мией? Ведь у этого сукина сына может иметься долбаное биологическое оружие, которое он распылит в венти-ляционной системе Бастиона. Насколько мне известно, у нас имелись какие-то количества боевых газов, при-чем, на территории Нижней Силезии. Имея доступ в архивы штаба округа, а за эти два года они могли спокойно вытащить любую находящуюся в сейфах бумажку, он мог узнать по этой теме абсолютно все.

- Нет, не так уж это просто, Павел. Да, ты был классным разведчиком, но, похоже, делаешь поспешные выводы.

- А у тебя имеется лучшая теория?

- Нет, - честно признался я, - но и твоя основывается исключительно на предположениях.

- Не только. Похоже, я знаю, с кем мы имеем дело. – Павел уселся и начал массировать подбородок. – Только что до меня дошло. Из этого десятка человек, знающих про Бастион с самого начала, Яном звали лишь одного. Советника премьера по военным вопросам, Собещука. Точно, это он! Тот самый сукин сын, который придумал план нападения на Украину. Я видел этого перца на фотографиях в делах Валдоха, но там он был с короткими волосами и в очечках. На свой пост этот вонючий пидор по рекомендации какого-то родича премье-ра, и доступа ко всем бумагам у него еще не было. Потому-то он и не знал, где Бастион находится. Военные сохранили эту информацию для себя.

- Но если это он, тогда почему не сидит в Радзимине, а облучается с остальными?

- Хороший вопрос, Ватсон, - заметил Павел и задумался. Я же заметил, что во время нашей беседы сло-пал чуть ли не всю миску баланды. И мне сделалось нехорошо.

В этом зале нас продержали чуть ли не до сумерек. В течение этого времени мы почти что не разгова-ривали. Поначалу Павел анализировал нашу ситуацию, время от времени подкидывая новые идеи. Потом он заснул, беспокойно ворочаясь и бормоча что-то под нос. Я же в это время сидел у окна и глядел на город. С такой высоты видеть было мало чего: старые дома, окружающие рынок, не позволяли пробиться взглядом к дальним частям Старого Города, но даже то, что я видел, радовало глаз. Я вспоминал мгновения прошлой жиз-ни: вечеринку в кафе напротив после окончания школы, когда один из наших дружков, Метек, смылся, забрав с собой все деньги, собранные на подарок учителям, и как раз в этом месте мы его и накрыли; моменты, когда с цветами ждал девушку, чтобы потом сесть под памятником Фредро – сейчас это была расплавленная глыба металла, в которой с трудом можно было распознать человеческую фигуру; встречи в студенческом клубе, ря-дом, на Шевской, где когда-то, сто лет назад, собиралась вся наша гоп-компания. Подобных воспоминаний у меня было много, а места, к ним приписанные, исчезли, сметенные вихрем атомного взрыва, оставшись только лишь в моей памяти.

Солнце начало скатываться за сорванные крыши домов, когда дверь открылась, и в зал вошло несколь-ко приближенных людей Бургомистра. Не говоря ни слова, они указали нам на дверь и провели уже известным нам путем в подвал.

На сей раз здесь было гораздо темнее – отсутствия солнечного света даже из небольших окошек, ничто не могло возместить. Даже дополнительные факелы. Входя в длинный зал, я заметил, что здесь собралось мно-го людей, скорее всего – доверенных лиц Бургомистра, которые должны были стать свидетелями его оконча-тельного триумфа над Проклятыми. Я глянул на Павла и увидал на губах приятеля странную усмешку. Точно такую же я видал и тогда, когда, в присутствии Савицкого, вместо того, чтобы попасть под суд, Павел пошел на повышение. Не было никаких сомнений, что у капитана Завадского имелась идея, которая должна была поме-шать всем планам Собещука. Интересным оставалось то, удастся ли ему эту идею реализовать до того, как нас убьют.

Снова мы остановились перед «троном», на котором восседал пан Ян, называемый Бургомистром. Охранники остались буквально в полушаге от нас, нацелив стволы в наши спины.

- Ну что, подумали, господа доктора? – спросил бургомистр.

- Подумали, - ответил Павел. Я же пока решил помолчать.

- Тогда слушаю. – Собещук, если, конечно же, это был он, сел поудобнее на кресле и отработанным жестом подпер голову рукой.

И вот тут все и началось.

- А без очков вам удобно? – спросил Павел, и звучание этих слов, а вернее – их смысл, стерли даже тень улыбки с лица Бургомистра. – Могу поспорить, что в такой темноте вы видите паршиво. Хотя, две диоп-трии – это не такая уже и трагедия, разве что недостатки зрения в последнее время усилились…

- Не понял, - сказал пан Ян. – О чем это ты говоришь? У меня с глазами все в порядке.

- Да? Тогда скажите, сколько пальцев я показываю? – спросил Павел с ядовитой усмешкой, вытянув руку с пальцами, сложенными в жест, считавшийся когда-то оскорбительным. Бургомистр никак не отреагиро-вал, но было видно, что его обеспокоили шорохи приглушенных комментариев, доходящие из зала.

- Даже если я вижу и не слишком хорошо, - сказал пан Ян через какое-то мгновение, - то это еще ничего не означает. В наши времена, когда электричества нет, и много времени проводишь у огня, зрение потерять легко. Вы как врач должны это знать лучше меня.

- Вся штука в том, что я не врач, пан Собещук.

Вот эти слова вызвали запланированный эффект. В одну секунду спокойное лицо бургомистра превра-тилось в застывшую маску, но на ней не было даже следа испуга, самое большее – обеспокоенность. Шум раз-говоров усилился. Я увидал, что Павел опять усмехается. Пока что в этом столкновении вел он.

- Как вы меня назвали?

- У вас и со слухом проблемы? – иронично заметил Завадский. – Ладно, буду говорить погромче. Доро-гие жители Вроцлава. Позвольте рассказать вам краткую историю жизни человека, который появился среди вас, рассказывая легенды о Проклятых, принесших катастрофу на ваши головы, самих же в безопасности ожидающих лучших времен. Так вот, ваш пан Ян, или же, если хотите – Бургомистр, это один из виновников тех самых несчастий, которые пережила наша страна. Перед войной он был советником министра национальной обороны, и как раз именно из под его рук вышел безумный план нападения на Украину. Тот самый план, к которому многие относились весьма отрицательно, вот только коллеги пана Яна плевать хотели на мнение специалистов. Для них было важным лишь одно. Война означала отсрочку в проведении выборов, которые бы лишили их власти. Потому они и приняли рискованное решение, за которое заплатить пришлось всем вам. И вот теперь уважаемый пан Ян, носивший когда-то фамилию Собещук, ликвидирует всех тех, которые могли бы его демаскировать. Радзимин далеко, пока там правительство вылезет из своей норы, может пройти еще много и много месяцев. Впрочем, все это друзья и товарищи вашего Бургомистра. Единственную угрозу представляет группа старших офицеров, командующих бастионом. Да еще находящиеся там бумаги, в которых можно найти рожицу творца всего этого бардака. Человека, уничтожившего этот город, эту страну, а может и много больше. Человека, знающего о складах биологического оружия в Стжелине, тех самых, которые он сам же и скомандовал построить. Газа PG там не очень-то и много, но и его должно хватить для ликвидации всех живущих в муравейнике Бастиона. Разве не так, господин директор Института Стратегических Исследований доцент Ян Собещук?

Бургомистр сидел неподвижно, молча всматриваясь в Павла. После этого он вынул из кармана очки. Собравшиеся в зале люди тем временем громко обсуждали услышанные от моего приятеля необычные сведе-ния. Это длилось пару десятков секунд, а потом Собещук усмехнулся. Поначалу легко, а потом буквально за-шелся в неконтролируемом приступе хохота. Вслед ему пошли другие, в конце концов хохотал весь зал. Вот этого я предвидеть не мог. Павел тоже был изумлен.

- Вы что, не поняли моих слов! – крикнул он, показывая пальцем на бургомистра. – Это ваш палач!

- Нет, это именно вы кое-чего не поняли, - ответил, отсмеявшись, сидевший на «троне» мужчина. – Вы здорово меня расшифровали, пан…

- Завадский.

- А, тот самый поручик Павел Завадский, ас разведки. А мне казалось, будто вы должны были остаться со всеми остальными в Радзимине.

- Генерал Пентас откомандировал меня в Бастион. За день до запланированного вторжения. Вы же, ес-ли не ошибаюсь, тоже должны были находиться сейчас в бункерах Радзимина.

- Это неважно, - буркнул Бургомистр. – Вы так здорово все разложили… Честно говоря, вы меня уди-вили, поручик…

- Капитан.

- Ну да, простите, не знал. Во всяком случае, признаю, что вы раскололи мой план до мелочей. Честно говоря, про газ PG я не подумал, но, можете не сомневаться, в свой план я эту идею включу. Вас не напрасно считали лучшим аналитиком. Полностью подтверждаю это мнение.

- И что с того, раз никто на мои аналитические записки не реагировал.

- А нельзя реагировать на что-либо, чего не знаешь, - с разоружающей улыбкой заметил Бургомистр.

- Не понял.

- Это значит, что ваши аналитические отчеты попадали мне на стол и никуда больше. Иногда, в чуточ-ку измененной форме они шли дальше.

- То есть, вы знали, чем эта авантюра закончится, но, тем не менее…

- Тем не менее, дал совет, чтобы нападение произвести. Дорогой мой Павел, теперь позвольте открыть вам несколько вещей. Во-первых, все собравшиеся здесь уважаемые граждане, это мои люди, во главе которых я прибыл во Вроцлав. Они прекрасно знают и знали, кто я такой. Вся эта маленькая инсценировка была приго-товлена на тот случай, если бы оказалось, что с вашей стороны мне грозит какая-либо опасность. И выяснилось, что мой инстинкт не подвел меня и на сей раз. Вот если бы вы сообщили то, что мы здесь услышали, на рынке, собравшейся там черни, дело могло закончиться по-разному. Там люди наивные. Понятное дело, что они бы не поверили, но начались бы вопросы. Пришлось бы парочку успокоить, а это, в свою очередь, породило бы сплетни, и, глядишь, в их башках что-то бы и застряло. А так все останется в семье.

Театральным жестом он разложил руки, и вновь собравшиеся расхохотались. Павел всматривался в собеседника с довольно мрачной миной. Вся мастерски подготовленная интрига пошла псу под хвост. Собещук оказался хитрой лисой, классическим примером политика, хладнокровно планирующим отношения даже с собственной женой. И который бы мать продал за обещание поста повыше. Вот в этом я был уверен на все сто. Точно так же я мог быть уверен и в том, что попытка Павла может стоить нам головы. Бургомистр успокоил собравшихся, подняв левую руку.

- Насколько я понимаю, вы не захотите ответить мне на вопрос, заданный утром.

- Даже если бы мы и хотели, - на сей раз я решил взять на себя бремя беседы, - то все равно, мало чего могли бы сделать. Мы не знаем кодов доступа к входным шлюзам. Территория там напичкана датчиками, и в случае появления чужаков, никто изнутри входов не откроет. Наш водитель, майор Захватович, которого за-стрелил ваш солдат, эти коды знал. Но не мы.

- Верю, что вы, доктор, их не знаете, но вот поручик, прошу прощения, капитан Завадский, должен был знать, как попасть в комплексы Бастиона? Я прав?

- Я не смогу выдать на верную смерть более двух тысяч человек. Итак уже многие погибли по причине болезненных амбиций гнид вашего покроя.

- Я мог бы приказать отрубать вам пальцы, один за другим, причем не сразу, а кусочек за кусочком, и тут же прижигать раны. Можно было бы применить наказание, предназначенное для тех, кто нарушает уста-новленные мною законы. Такому несчастному надрезают кожу и в образовавшиеся раны насыпают соль. Прежде, чем он умрет, муки длятся часов десять – пятнадцать. Перед смертью многие сходили с ума, это и вправду страшная боль. Хотите попробовать? Или медленное надевание на лом? Один сантиметр минут, скажем, за десять. У нас здесь нет изысканных способов получения информации, никакой фармакологии. Исключительно боль, боль в ее чистом виде.

- Звери вы, а не люди, - медленно произнес Павел, и я увидел, как он потихоньку наклоняется, готовясь к атаке. Но, не успел он сделать и шага, как стоящий сзади охранник ударил его прикладом по шее. Удар был настолько сильный, что повалил Павла на пол. Тот начал было подниматься, но точные пинки ногами заставили оставаться на каменных плитах.

- Может быть мы и звери, но я король этих зверей и не собираюсь отдать этот пост банде пещерных ге-нералов. Я жду ответа… И не рассчитывайте на то, будто вам удастся спровоцировать кого-нибудь из моих людей. Они прекрасно знают, что за убийство кого-либо из вас заплатят теми же муками, которые я обещал вам. Опять же, это лучшие специалисты из специальных полицейских и армейских отрядов специального назначения. Кое-кого из них вы, пан Завадский, могли знать и лично…

- Когда-нибудь ты за все это заплатишь, хуй на собачьих лапах, - не поднимая головы, из под которой вытекла приличная лужа крови, прошипел Павел.

Я собирался подбежать и обследовать его раны, но меня задержали два охранника. Зажатый в железных объятиях их рук, я мог только смотреть, как мой приятель извивается на полу.

- Уже заплатил, - ответил ему Бургомистр. – Лучевая болезнь меня не убила, но, все равно, сколько ос-талось жизни? Самое большее, десять, если все пойдет хорошо. И то, в каких еще условиях? В средние века бывало лучше. Потому-то в задницу любую мораль и «тяли-ляли» Я буду абсолютным монархом, и никто мне в этом не помешает. Мне нужно оружие из Бастиона. Благодаря нему, мы сможем выступить на Познань, потом на Щецин, к морю. Я возрожу эту державу, вполне возможно, как первую в Европе. И, может, завоюю весь кон-тинент.

- Тебе не хватает усиков и челочки, урод, - прохрипел Павел, но Бургомистр не обратил на него внима-ния.

- Эти люди, - указал он на стену, отделяющую зал от рынка, - нуждаются в вожде. В сильном вожде. Тяжелые времена требуют самоотречения. Если они и должны умереть в луже своей блевотины, то хотят знать, что все это за правое дело. Я же даю им такую надежду. Кто не нарушает установленных мною законов, тому бояться нечего. На остальное мне насрать, поэтому я и разобью все ваши отряды. То ли тут, в городе, то ли в Бастионе – это всего лишь вопрос времени. Вы считаете, будто рассказы о Проклятых - это всего лишь сказоч-ка, которую я придумал для обитателей Вроцлава? Нет, они давно уже перестали быть известиями, передавае-мыми от одного поселения до другого. Много моих людей ходит по стране, собирая для меня информацию. Они разносят эту историю как заразу, и они же находят ее в тех местах, куда прибывают впервые. Для выживших людей она давно уже часть действительности. Всякий чисто выглядящий человек, без ожогов и язв, будет признан Проклятым и убит как собака. И неважно, хороший ли он католик или мусульманин, виновен или не виновен в случившемся. Раз здоровый – значит, Проклятый. А для Проклятых имеется только смерть.

- Вы больны, пан Собещук, - крикнул я, прерывая его речь. – Только лишь в голове параноика могла родиться столь чудовищная идея. Вы обрекли всех этих людей на медленную смерть, а теперь играете роль их искупителя?!

- Да, именно так, дорогой мой доктор, - смеясь, ответил мне тот. – И это мне даже неплохо удается.

Он хотел было прибавить еще что-то, но замолчал, увидав появившегося в двери мужчину. Пан Ян кивнул ему рукой, и тот подбежал к креслу, чтобы сообщить что-то хозяину на ухо. Пользуясь этим неожидан-ным перерывом, я освободился от захвата и подсел к Павлу. У того был разбит нос, из лопнувших губ обильно текла кровь. От ударов подкованных сапог он потерял, скорее всего, несколько зубов, но в темноте рассмотреть было сложно.

- Ничего со мной не будет, во всяком случае, до казни, - тихо сказал он, когда я оттирал кровь с его лба.

- Ничего не говори, еще не все потеряно, - шепнул я в ответ. – Я попытаюсь так повести разговор, чтобы он подумал, будто я смогу помочь ему связаться с генералом Валдохом. Это даст нам какое-то время…

- Не делай этого, - попросил Павел. – Любая помощь, которую получит эта гнида, лишь укрепит его по-зицию.

Я не успел ему ответить, а стражники уже оттянули меня от Завадского. Явно довольный собой Бурго-мистр присматривался, как поднимают с пола окровавленного и замороченного Павла.

- Ну вот, сама жизнь разрешила нашу проблему. Генерал Валдох хотел связаться с вами. Мы приняли сообщение и пригласили его на переговоры в ратушу. Он прибудет сюда со всем штабом и сотней солдат. Мы их примем со всеми почестями… а потом убьем тех, которые не захотят к нам присоединиться.

- А что с нами? – спросил я.

- Несчастный случай, вы заехали на минное поле и… бабах! К сожалению, вы все погибли, хотя мы и старались помочь.

- То есть, вы решили нас убить?

- Да нет, откуда же. Доктор, неужели я похож на варвара?

- Судя по тому, что я только что услышал – да.

- Никогда не верьте политикам. – Собещук лучисто улыбнулся. – Мы рождены для того, чтобы лгать. – Потом он сделался серьезным. – И этим приказываю вам очиститься в Соборе.

Церемония оглашения приговора долго не продолжалась. Собравшимся он весьма понравился. Нас по-садили в громадную клетку на колесах и потащили вдоль рядов выживших обитателей города. Павел сидел в углу, слишком страдая от боли, чтобы реагировать на происходящее. Бургомистр ехал на самой вершине ме-таллической конструкции. Я воспользовался моментом, чтобы еще переговорить, считая, будто словесный кон-такт поможет ему увидеть в нас людей.

- Могу ли я кое о чем спросить?

- Валяйте, доктор.

- Как случилось, что вы очутились здесь, а не в бункерах под Радзимином?

- В принципе, я могу рассказать вам правду. Я был под Радзимином… но выжил как один из немногих. В несчастье мне немножко повезло. Ведь вы же не знаете течения конфликта, так?

- Честно говоря, абсолютно не знаю.

- Украинцы имели всего лишь несколько ракет, но зато с разделяющимися боеголовками. Эти сволочи скрывали их от всего мира. Опять же, их разведка тоже не была такой дешевой, как предполагали многие наши аналитики. Хотя, планы Радзимина имели все, кто пожелает. Не удивлюсь, если бы их продали даже в Бангла-деш. Я знал, что ответная атака должна произойти. Мы рассчитывали на то, что она не будет слишком точной, и это позволит удержать хотя бы часть комплекса. Так оно и случилось, перелет составил парочку километров, но только головка имела мощность десять мегатонн. Скорее всего, это была всего лишь одна такая головка у них в арсенале. В момент нападения я находился на далее всего выдвинутом посту прослушки, чуть ли не в двух километрах от главного комплекса. Это и спасло мне жизнь, равно как и служившим там солдатам. Полу-чили мы здорово, но конструкция выдержала. Опять же, радиация не была слишком сильной. НАТО даже не знало, что это мы спровоцировали нападение, поэтому ответило украинцам на всю катушку. Потом уже Россия выстрелила все, что у нее было, и… это уже конец. Я собрал людей и через пару месяцев, когда запасы продо-вольствия закончились, мы вышли на окружающую местность. На захваченных машинах мы направились к Вроцлаву. Я знал, что здесь имеется второе убежище, и, хотя оно не было полностью завершено, было понятно, что им воспользуются. Я не ошибся. К сожалению, мне не удалось найти каких-либо указаний, касающихся здешнего комплекса, ни в штабе округа, ни в Управлении Воеводы. Несколько недель, проведенных на склонах Шлензы, тоже не дали ничего. Мы обнаружили ходы в какие-то штольни, только все они заканчивались тупи-ками. Ага, еще мы нашли несколько вентиляционных отдушин, но даже когда закупорили их, это не вызвало какой-либо реакции. Мы сожгли остатки лесов, чтобы открыть побольше чистого камня, только и это ни к чему не привело. И тогда я решил рассказать людям о Проклятых на тот случай, если бы отряды из Бастиона слиш-ком быстро вышли на поверхность. Вот и все.

Он закончил свой рассказ, а я заметил, что мы уже приближаемся к мельнице «Мария» на Тумском Острове. Клетка остановилась, и дверки открыли. Я помог Павлу выйти наружу. Охранники подтолкнули нас в сторону куч разбитого камня. Между ними извивалась узкая дорожка, ведущая прямо к собору. Его ворота бы-ли широко раскрыты. Мы шли медленно в сопровождении пары стрелков, которые осторожненько продвига-лись за нами, отставая на десяток метров. Я поддерживал слабеющего с каждой минутой Павла и медленно приближался к мрачному входу. При этом я заметил, что на массивных деревянных дверях были смонтированы какие-то устройства. Тросы, выходящие из металлических, закрепленных на створках ящиков, терялись среди куч битого камня. Я оглянулся. Наши стражники остались далеко позади, но все время целились в нас из своих ружей.

- Это не будет так уж страшно, - произнес я отчасти Павлу, отчасти самому себе. – Наверняка это их версия тюрьмы.

- Не рассчитывай на это, - прохрипел в ответ Завадский. – Этот хер приготовил для нас что-то особен-ное. Могу поспорить на его яйца…

Мы вошли вовнутрь здания. Я заметил, что часть крыши завалилась, битый камень, стекло и металли-ческие фрагменты покрывали чуть ли не весь пол. Через дыру с размерами в приличный дом в средину прохо-дил свет заходящего солнца. Как только мы переступили порог, двери за нами со скрежетом закрылись. Я уло-жил Павла на одной из лавок и сел рядом, поддерживая голову приятеля. Тот устроился на моей груди и ти-хонько стонал.

- Вот видишь, все не так уж и плохо, - сказал я, похлопывая его по плечу. – Жить можно. Вполне воз-можно, нам удастся отсюда и смыться…

- Нет, все паршиво, - ответил Павел. – Даже еще хуже.

- С чего ты взял?

Он не ответил, а только указал на дозиметр, закрепленный на моем комбинезоне и находящийся прямо перед его глазами. Экранчик был черным словно самый глубокий круг преисподней. Раньше я как-то не обра-щал на него внимания, в последний раз, по-видимому, еще вчера, перед въездом в город. ЯФ проверил дозиметр Павла. Тот почернел точно так же.

- Блин… Выходит, Вроцлав не такой чистый, как могло показаться.

- Ошибаешься. – Павел отодвинулся от меня и откинул голову назад. – Город не такой уже и заражен-ный. Скорее всего, конкретно это место…

- Почему ты так думаешь?

- Я глянул на дозиметр на площади, когда объявляли приговор… Тогда еще он был белым.

Я поднялся и осмотрелся по нефу. Пока что ничего особенного видно не было. Тогда я направился в сторону алтаря, обходя колонны. Вскоре я вышел на площадку, полностью засыпанную обломками. Эхо шагов перестало быть таким же звучным, как раньше. Я вновь остановился. Солнце снижалось все сильнее, и внутри собора накапливался мрак. Но только не возле алтаря, который, казалось, лучился зеленоватым отблеском. Я подошел поближе и заметил борозду, ведущую через самую средину покрытого плиткой пола в направлении деревянной алтарной конструкции. В горле у меня пересохло. Мне уже стало ясно, что обнаружу тут, тем не менее, я все еще обманывал себя, будто это неправда. У самого основания рухнувшего алтаря лежал погнутый металлический конус, длиной не более полутора метров. Его внутренности опалесцировали в темноте быстро наступающих сумерек. Надписи кириллическими буквами и красная, едва заметная, звезда сказали мне все. Я возвратился к Павлу, уселся рядом и обхватил его плечом.

- Сколько? – прохрипел он. – Сколько нам осталось?

Мне не хотелось его обманывать. Впрочем, какой это имело смысл в данный момент.

- Максимум четыре часа.

- Всего один раз сукин сын не соврал. – Кривясь от боли, Павел устроился на лавке поудобнее.

- Когда же?

- Когда сказал, что политикам никогда нельзя верить.

Все права принадлежат авторам.
Публикуется с любезного разрешения Переводчика.
Копирование допускается со ссылкой на данный сайт.

Вернуться к категории [ Научная фантастика ]


 

Смотрите также раздел [ Библиотека любителя астрономии ] - скачать астрономические книги бесплатно

Смотрите также раздел [ Статьи по астрономии ] - скачать астрономические статьи и рефераты бесплатно

Смотрите также раздел [ Книги по астрономии ] - купить в сети Интернет

Смотрите также раздел [ Планетарий ] - статьи из научных журналов

Смотрите также раздел [ Новости астрономии ]







Электронный магазин "Nature’s Sunshine Products" - Украина. Доставка продукции "NSP" почтой по Украине


Astronomical Portal
www.galactic.name

Copyright © 2007- 2017 - A.Kuksin

поддержи
наш сайт!